Музей Средневековья. История Средних Веков, культура и тайны тысячелетней цивилизации
Украшения, сокровища, клады. На главную

История Средних Веков

История Средних Веков

 

Франция XIII-XIV вв.

 

Объединение Франции и усиление королевской власти при Капетиигах. В 987 году во Франции, со смертью Людовика Ленивого, прекратилась династия Каролингов. Поднимался вопрос о том, кому быть французским королем. К этому времени королевская власть последних Каролингов совершенно ослабла; владения их сводились почти к одному городу Лаону с его областью, на север от Парижа. На всем пространстве Франции господствовали сильные, совершенно независимые феодалы, которые вели между собою бесконечные войны.

Самыми крупными феодалами были следующие: на севере – граф фландрский, на западе – герцоги нормандский, бретанский и аквитанский; на юге – граф тулузский; на востоке – герцог бургундский; в середине Франции – графы шампанский и анжуйский и герцог французский. Центральное по положению место занимало герцогство французское, в области Иль-де-Франс (остров Франции), по среднему течению реки Сены, с городом Парижем.

Правивший там дом Робертингов отличился в борьбе с норманнами еще в IX веке. Особенно этот дом выдавался по сравнению со слабыми последними Каролингами. После смерти Людовика Ленивого герцог Иль-де-Франса Гуго Капет нашел поддержку в двух наиболее влиятельных лицах того времени, епископе города Реймса Адальбероне и его ученом секретаре Герберте, учителе германского императора Оттона III и будущем папе Сильвестре II. При помощи их Гуго Капет был избран французским королем и начал знаменитую в истории Франции династию Капетингов.

Владения нового короля были очень незначительны, заключая, собственно говоря, в себе два города, Париж и Орлеан, с их округами. Большинство других французских феодалов было сильнее Гуго Капета. Капетинги поставили себе задачу уничтожить могущество феодалов и создать единую, великую Францию с твердою королевскою властью. Капетинги были собирателями французской земли. Конечно, такое дело не могло быть совершено сразу; оно делалось медленно, мало-помалу. Наметив эту цель, они шли к ней неотступно и в конце концов добились того, к чему стремились: они стали объединителями Франции и создателями сильного государства.

 

Первые Капетинги. Особенно трудно было положение первых трех Капетингов, Роберта I, Генриха I и Филиппа I. Даже в своих округах Парижа и Орлеана они не были хозяевами, так как их вассалы владели такими укрепленными замками в этих местах и были настолько сильны, что первые Капетинги иногда опасались выезжать даже из своего замка.

Но мысль об усилении своих владений и своего слабого и небольшого государства была ясна и у них. Начали они свою созидательную политику с того, что старались при жизни назначать себе наследника в лице сына и этим укреплять свою юную династию. Это им удалось.

Затем они открыли борьбу против вассалов, владевших укрепленными замками в их округах. В этом отношении особенно удачно действовал Филипп ?, который, можно сказать, открыл политику присоединений. Один за другим замки Иль-де-Франса переходили в руки короля. Установление наследственной королевской власти и подчинение значительного числа вассалов Иль-де-Франса есть безусловная заслуга первых Капетингов. В то время как внешняя сила их и территория были очень незначительны, представление их о своей власти было велико: они считали себя государями "Божьей милостью" и завели роскошный для их скромной роли двор с многочисленным штатом служащих.

Один из названых Капетингов, Генрих I, женился на Анне, дочери русского великого князя Ярослава Мудрого. В далекий, неведомый Киев был отправлен епископ города Шалона Рожер, который и привез во Францию русскую княжну. Последняя, по выходе замуж за Генриха I, была коронована в Реймсе. От этого брака родился сын Филипп, ставший еще ребенком после смерти отца королем. В малолетство последнего Анна в течение некоторого времени управляла государством в качестве регентши. Позднее она вторично вышла замуж за одного французского графа.

Для победы над феодалами Капетинги нашли себе очень ценных союзников в лице духовенства и несколько позднее в городах. Духовенство, владея само в то время землею, подвергалось частым нападениям со стороны феодалов, против которых защищаться оно не было в силах. Увидев, что Капетинги стремились побороть феодалов, духовенство поняло, что оно может и для себя извлечь выгоду, если поддержит короля.

Для последнего подобная поддержка также была очень важна. В подобном же положении находились города, также немало страдавшие от феодалов. Богатея от торговли, они для феодалов были очень соблазнительны; феодалы часто нападали на них и завладевали их достоянием; иногда города могли избавиться от нападения феодала за большой выкуп.

В некоторых же случаях, например, при отправлении в крестовый поход, феодалы получали от городов определенную сумму денег и за это предоставляли им право самим управляться внутри города. Во всяком случае, насилие со стороны феодалов было всегда возможно, и одни города, сами по себе, серьезного отпора дать им не могли. Подобно духовенству, города сочли для себя выгодным действовать заодно с королями против феодалов. С такими двумя союзниками, как церковь и города, Капетинги могли действовать увереннее и успешнее.

 

Людовик VI. Первым королем – Капетингом, при котором очень заметно усиление французского государства, был сын Филиппа I, Людовик VI Толстый, правивший в первой половине XII века. Он закончил дело своего отца Филиппа; при помощи разнообразных средств – покупки, завоевания, отобрания в казну (конфискации) или обмена – Людовик сделался полным господином Иль-де-Франса; укрепленные замки были разрушены; башни их снесены; разбои феодалов и их людей прекращены.

Людовик даже не боялся вступать в борьбу с крупными феодалами; хотя в этом он успеха не имел, тем не менее одна уже решимость Людовика вступить в состязание с крупными феодалами указывает на то, что он почувствовал под ногами более твердую почву, чем его предшественники. Впервые при нем крупные феодалы стали понимать, что их преобладанию в стране может наступить конец. Людовик VI в своей борьбе с ними особенно сильно пользовался помощью городов; в награду за это он жаловал им грамоты, устанавливавшие их внутреннее самоуправление.

 

Людовик VII. Сын и преемник Людовика VI, Людовик VII, был слабым государем. Еще при его отце выдвинулся аббат монастыря Сен-Дени около Парижа, Сугерий, ставший при Людовике VII его главным советником и управлявший даже государством во время отъезда короля из Франции для участия во втором крестовом походе. Людовик VII вначале очень значительно увеличил пределы своего государства, женившись на Элеоноре, наследнице аквитанского герцогства, т.е. земель на западе и юго-западе Франции, от Луары до Пиренеев.

Но после своего возвращения из крестового похода Людовик развелся с Элеонорой, и она вскоре вышла замуж за Генриха Плантагенета, графа Анжу, которому принадлежали области к северу от Луары, и герцога нормандского. Через два года Генрих Плантагенет сделался королем Англии.

Для последующей истории Франции это событие имело громадное значение: король английский являлся в то же самое время самым крупным французским феодалом, владения которого, благодаря браку с Элеонорой, простирались от берегов Нормандии до Пиренеев и заключали в себе Нормандию, Анжу и Аквитанию, состоявшую, в свою очередь, из областей Пуату, Гиень и Гасконь; по своему географическому положению Бретань поневоле находилась также в некоторой зависимости от Генриха. Такого крупного феодала еще не бывало во Франции. Капетингам предстояла сложная и трудная задача продолжать начатое дело объединения, имея в качестве врага не только гораздо более сильного феодала, но и государя Англии.

 

Филипп II Август. Из этого трудного положения вышел блестяще сын и преемник Людовика VII, Филипп II Август (1180-1223). Большая часть его правления прошла в борьбе с Англией. В это время французский король уже рассматривал французских феодалов как своих вассалов; поэтому он смотрел на английского короля, обладавшего целым рядом областей во Франции, как на своего вассала. Конечно, вассальная зависимость французских феодалов от короля была пока лишь призрачной; о ней говорил король, но феодалы этой зависимости от короля и его сюзеренитета не признавали.

Все свое внимание Филипп II Август обратил на английского короля. По возвращении из Палестины, из третьего крестового похода, Филипп II воспользовался смутою, царившею в Англии во время правления Иоанна Безземельного, и приступил к решительным действиям. Узнав о смерти герцога Бретанского Артура, племянника Иоанна Безземельного, павшего, по слухам, от руки дяди, Филипп по феодальному обычаю пригласил Иоанна Безземельного как своего вассала к себе на суд, обвиняя его в убийстве Артура.

Иоанн Безземельный, конечно, на суд не явился. Тогда Филипп II немедленно ввел свои войска в Нормандию и захватил ее. Устье реки Сены с городом Руаном оказались в руках французского короля, что в военном отношении имело важное значение. Кроме Нормандии, Филипп захватил области Анжу и Пуату, т.е. его новые владения простирались уже на юг от Луары. Бретань же, за которую заступился Филипп, признала свою зависимость (сюзеренитет) от Филиппа. На севере часть герцогства фландрского также была захвачена им.

Иоанн Безземельный не мог примириться со своими потерями на материке. Он составил союз из германского императора Оттона IV, своего племянника, и герцога фландрского, раздраженного против Филиппа за его вторжение во Фландрию. Главное сражение произошло при Бувине, во Фландрии, в 1214 году.

Союзники потерпели сильное поражение и прекратили войну. Филипп отстоял свои новые владения, которые доходили до реки Гаронны. Первое серьезное дело в процессе объединения Франции было, таким образом, завершено Филиппом II.

Для управления столь разросшейся территорией способы феодального управления были уже недостаточны. Филипп это прекрасно понял и ввел новое управление, главное основание которого заключалось в том, что правители и чиновники, ведавшие дела в областях и творившие суд, зависели всецело от королевской власти; король их назначал, платил им жалованье и, когда хотел, смещал.

Из чиновников при Филиппе II особенным значением пользовались бальи (baillis), которые от имени короля в провинции управляли, судили и собирали подати. Ввиду того что число дел все увеличивалось, появилась нужда в таком учреждении, которое бы всегда было под рукою у короля и с которым он мог бы при всяком нужном случае посовещаться.

Таким учреждением и сделался королевский совет, или королевская курия, в состав которого входили люди, обязанные всем королю и поэтому всегда его поддерживавшие. Дела были настолько уже сложны и разнообразны, что вскоре совет пришлось разделить на судебную и счетную палаты. Но этот совет никакой обязательной силы для короля не имел; король с ним совещался, когда хотел, и принимать советские решения был не обязан. Филипп II в своем внутреннем управлении наметил тот путь, по которому пойдут последующие короли, т. е. он стремился сосредоточить всю власть в своих руках. Это есть начало централизации власти.

 

Поход против альбигойцев. Юг Франции, область Лангедок, где было графство тулузское, подвергся страшной опустошительной войне. Эта часть Франции представляла собою цветущую, богатую страну с превосходным климатом; в талантливом, живом и восприимчивом населении была сильно развита образованность; поэтические произведения этой благословенной страны распевались певцами-трубадурами. Здесь раньше, чем в других местностях Франции, стали интересоваться религиозными вопросами и делали попытки разрешать их. Католическая церковь подозрительно относилась к этому движению.

Во время Филиппа II в Лангедоке процветала так называемая ересь альбигойцев (от городка южной Франции Альби). Папа Иннокентий III после нескольких бесплодных попыток убеждением повлиять на еретиков объявил против них крестовый поход. Многие северные французские рыцари отозвались на этот призыв. Крестоносцами руководил барон Симон де Монфор, боровшийся раньше с неверными в Палестине.

С великим ожесточением нагрянули в Лангедок крестоносцы. Альбигойцы не могли им противостоять. Крестоносцы безжалостно истребляли население, не разбирая даже, кто – еретик и кто – верный католик. По окончании похода Лангедок представлял собою ужасную картину: население было перебито и вырезано; города разрушены; южнофранцузская цивилизация погибла; песни трубадуров замолкли; и много времени понадобилось для того, чтобы этот опустошенный край был призван снова к культурной жизни.

Несмотря на полную победу, Симон де Монфор не мог устроить крепкой власти. Феодальные порядки и распущенное войско были сильнее Симона. Он умер, а брат его, видя, что собственными силами ему не справиться с покоренною страною, обратился за помощью к королю Филиппу II и признал себя его вассалом. Последний отправил на юг большое войско, которое начало успешно действовать. Но в это время Филипп II умер (1223).

Сын и преемник его Людовик VIII благополучно довел дело до конца и присоединил к Франции Лангедок, т.е. владения тулузского графства с главным городом Тулузой. Юго-восток Франции, таким образом, был присоединен к владениям французской короны.

 

Людовик IX Святой. После трехлетнего правления Людовик VIII неожиданно умер, оставив наследником своего несовершеннолетнего сына Людовика. Регентшей стала мать его Бланка Кастильская. Пользуясь временем регентства, многие из подчиненных Филиппом II феодалов восстали, но без большого успеха. По достижении совершеннолетия Людовик стал королем.

Людовик IX (1226-1270) представлял собою тип замечательного государя, особенно в своей внутренней политике. Набожность и справедливость были двумя преобладающими чертами его характера.

В истории за Людовиком IX осталось прозвание "Святой". Отличаясь справедливостью, он не делал различия между знатным и простым, богатым и бедным, сильным и слабым. Он не задумывался наказывать за несправедливые поступки даже своих близких родственников. Особенное внимание он обратил на судебное устройство страны, где продолжало существовать немало феодальных обычаев. Судебные споры, например, разрешались поединками, причем победитель считался правым, побежденный – виновным; и побежденный должен был нести наказание, иногда даже смертную казнь.

Споры между крупными феодалами решались часто феодальными войнами, разорявшими страну и истреблявшими население. Людовик IX понимал, что подобные способы решения споров уже не подходили к новому созданному Капетингами государству и провел важную судебную реформу. Он запретил судебные поединки и повелел в случаях споров и тяжбы обращаться к судам; причем употреблял большие усилия к тому, чтобы тяжущиеся в возможно более частых случаях обращались не к феодальным, а к королевским судам, где заседали преданные королю знатоки римского права, так называемые легисты. В спорных случаях, когда тяжущиеся были недовольны судебным приговором, можно было апеллировать к королевскому суду, который решал дело окончательно.

Судебные дела, доходившие до королевского суда, настолько умножились и стали разнообразны, что оказалось необходимым выделить из королевского совета специально судебную палату, о чем было упомянуто выше. Так судебные палаты стали во Франции называться парламентами; главный парламент находился в Париже; по мере присоединения новых областей парламенты учреждались и в их главных городах. Французские парламенты ведали только судебные дела и ничего общего не имели с парламентом английским, который принимал большое участие в управлении государством.

Людовик IX с успехом подавлял восстания ранее покоренных феодалов и укрепил за Францией приобретения своих предшественников (области Анжу, Пуату и Лангедока). В вопросе о феодальных войнах Людовик требовал, чтобы между объявлением войны и ее началом был срок в сорок дней; за это время и противники могли одуматься, и со стороны других властей можно было принять какие-нибудь меры к примирению.

Набожность Людовика IX особенно выразилась в двух предпринятых им крестовых походах; в последнем из них он, как известно, нашел свою смерть в 1270 году.

Простота Людовика была удивительна. Один из его современников пишет: "В летнее время часто случалось, что Людовик удалялся в Венсеннский лес (около Парижа) после обедни, садился, прислонившись к дубу, рассаживал нас вокруг себя, и все, кто имел дело к нему, приходили к нему свободно, – не препятствовали им ни стражники, ни кто другой... Много раз я видел, как он летом шел в королевский сад, чтобы разбирать дела народа... Он приказывал разостлать ковры, чтобы мы могли сесть вокруг него; и весь народ, имевший до него нужду, стоял вокруг, и король разбирал дела таким же образом, как в Венсеннском лесу".

В правление Людовика авторитет королевской власти сильно поднялся во Франции в глазах населения, чему особенно способствовали уже упомянутые ранее личные свойства Людовика: набожность, простота в обращении, справедливость, доброта и милосердие. Тяжущиеся охотно шли в королевские суды, в полной уверенности, что там они получат справедливое разрешение своих тяжб.

Таким образом, французы все более привыкали в трудные минуты обращаться к королю. Королевская власть во Франции при Людовике IX сделала дальнейшие успехи по пути ее централизации. Этому очень много содействовали названные ранее легисты, знатоки римского права, находившие в законах Римской империи основания для оправдания неограниченной королевской власти, к которой так стремились Капетинги.

 

Филипп IV Красивый. Последним знаменитым Капетингом был внук Людовика IX Святого, Филипп IV Красивый (1285-1314). Главным событием его царствования является борьба с папою Бонифацием VIII.

Чувствуя, подобно Людовику IX, что столь разросшееся французское государство не может жить в условиях феодального быта, Филипп IV прежде всего стал заботиться об увеличении государственных доходов. Не всегда в таких случаях он прибегал к честным мерам; так, он пускал в обращение неполноценную монету, заставляя брать ее как полноценную. Население этим было очень раздражено, и современники иногда даже называли Филиппа "фальшивым монетчиком". Он ввел определенную денежную подать со всех классов населения, не исключая и французского духовенства. Этим он нарушал права папы, от которого духовенство зависело.

На папском престоле в то время сидел Бонифаций VIII, напоминавший по своим взглядам Григория VII и Иннокентия III. Услышав об обложении французского духовенства податью, папа издал буллу (постановление), в которой, под угрозой отлучения от церкви, запрещал всем светским князьям требовать или получать от духовенства какие-либо субсидии (денежные взносы), а духовенству платить их без разрешения римского престола. Филипп IV не обратил внимания на папскую буллу и продолжал начатую политику. Обе стороны не хотели уступать; борьба была неминуема.

Бонифаций VIII отпраздновал перед началом нового столетия в 1300 году торжественный юбилей в Риме, куда прибыло громадное число паломников, принесших папской казне большие богатства. Во время юбилея перед лицом собравшейся многотысячной толпы папа не раз говорил о превосходстве папской власти над королевской. "Римский первосвященник, – писал папа, – наместник Всемогущего Бога, повелевает королям и королевствам; он проявляет первенство над всеми людьми". Такой же точки зрения придерживался Бонифаций VIII и в столкновении своем с Филиппом IV. Он даже утверждал, что имеет право низложить короля. Филипп IV считал подобное поведение папы недопустимым вмешательством во внутренние дела французского государства.

Задумав решительные действия против папы, Филипп IV созвал в 1 3 0 2 году государственные чины, или генеральные штаты (etats generaux). Особенность штатов 1302 года заключалась в том, что на собрание были приглашены не только представители высших классов – дворянства (баронов и князей) и духовенства, но и городского сословия, т. е. самоуправлявшихся городских общин; последние стали называться представителями третьего сословия (tiers etats). Филипп довел до сведения собравшихся чинов о своих отношениях к папе, о взглядах последнего на королевскую власть и о своем решении вступить с ним в решительную борьбу.

Штаты поддержали короля; духовные лица вначале заступались за папу, но повелительный тон короля заставил их замолчать, и они также его поддерживали. Решение штатов 1302 года имеет очень важное значение: население Франции чувствовало себя настолько сплоченным, единым государством, что считало для себя оскорбительным вмешательство папской власти в его внутренние дела. Французский народ ушел из-под всепоглощающего влияния римской церкви, почувствовал, что у него есть свое государство, свои интересы, которые он должен отстаивать. Папской мирской власти приходил конец.

Отлучение Филиппа IV от церкви не произвело ни на короля, ни на его подданных никакого впечатления. Филипп решил низложить Бонифация. Опытный законовед преданный королю Ногаре с несколькими другими лицами отправились в Италию. Папа, услышав об их прибытии, удалился из Рима в небольшой городок Ананьи. Люди Филиппа IV явились туда, ворвались через собор в замок, где находился Бонифаций, и жестоко оскорбили его.

Восьмидесятилетний старец не мог пережить перенесенного позора и вскоре умер. Один из ближайших преемников его, Климент V, француз по происхождению, избранный по настоянию Филиппа IV, даже не остался в Риме, а перенес папское местопребывание на юг Франции, в город Авиньон, где папы в течение почти семидесяти лет жили в подчинении у французского короля (1308-1377). Время папского пребывания в Авиньоне обыкновенно называется "Вавилонским пленением пап".

На требование отказаться от власти папа Бонифаций VIII сказал: "Я не откажусь; вот моя голова; меня предали, как Иисуса Христа, – и если я должен умереть, я умру, но умру папою". Тогда Ногаре ударил старика по лицу рукою в медной перчатке. Около трех суток заговорщики держали папу во дворце. Бонифаций все же вернулся в Рим.

 

Уничтожение ордена тамплиеров. Продолжая изыскивать новые средства для увеличения доходов государства, Филипп IV уже давно обратил внимание на громадные богатства ордена храмовников, или тамплиеров, которые после своего удаления из Палестины расселились по различным странам Европы, и особенно во Франции. Тамплиеры всегда умели хорошо вести свои денежные дела и стали очень богаты. Они давали деньги в долг под проценты; снабжали деньгами королей и князей; сами Капетинги держали у них свои сокровища.

Такое увлечение тамплиеров мирскими интересами производило нехорошее впечатление на народ; их стали обвинять в равнодушии к религии, в отступлениях от нее, в ереси, даже в идолопоклонстве. Воспользовавшись этими слухами, Филипп приказал в один день арестовать всех тамплиеров, живших на территории Франции, во главе с их гроссмейстером Жаком Моле, и предал их суду. Так как орден зависел от папы, то Климент V, после некоторого колебания, под давлением Филиппа дал согласие на судебное разбирательство и в конце концов издал буллу об уничтожении ордена тамплиеров.

Тамплиеры подвергались ужасным пыткам и медленному сожжению на огне. Гроссмейстер ордена Жак Moле был сожжен на одной из парижских площадей. Он геройски встретил смерть и в глазах французов стал мучеником; пепел тела его хранили как святыню. Народная молва передавала, что в могильном склепе тамплиеров ежегодно, в ночь уничтожения их ордена, является призрак в белой мантии с красным крестом и спрашивает, кто будет сражаться за освобождение Гроба Господня; и тогда из могил слышится ответ: "Никто! никто!"

Богатейшие имущества тамплиеров были Филиппом конфискованы, т. е. отобраны в казну, что сильно увеличило государственные доходы Франции.

 

Династия Валуа. Вскоре после этого Филипп IV сошел в могилу. Главною его целью было превратить феодальное государство в неограниченную монархию; он в этом смысле явился наиболее энергичным продолжателем, уже с гораздо большими средствами в руках, политики своих предшественников и добился наибольших результатов.

После смерти Филиппа IV при последовательном правлении его трех слабых сыновей королевская власть упала; феодалы снова подняли голову и решили еще раз попытаться возвратить себе утерянные феодальные права. В 1328 году окончилась династия Капетингов и на престол вступила родственная им фамилия Валуа, первые представители которой во многом помогли временному усилению феодальных влияний и ослаблению укрепленной Капетингами королевской власти.

 

 


1916 (с) А.А.Васильев. История средних веков


Литература Средних Веков

Новости

  
Апрель, 29
Сайт открылся! Более 100 статей, 2000 иллюстраций,
великолепные карты, эксклюзивные материалы о всех сторонах средневековой жизни!
   

 

Апрель, 24
Состоялось открытие интернет-магазина электронных книг Александра Зорича ZorichBooks.com. Интернет-магазин ZorichBooks.com создан специально для торговли электронными книгами (файлами) Александра Зорича от лица самого автора. Магазин расположен по адресу: zorichbooks.com

 

Книги по истории и культуре Средневековья

Друзья

 Магазин электронных книг Александра Зорича
 Писатель Александр Зорич
 X Legio

 

Реклама

 Новый роман Александра Зорича "Пилот-девица": скачай его прямо сейчас оттуда, где лежат все романы серии "Завтра война"

Назад

Назад

В начало разделаВпередВперед
 

 

 


2012 (с) Александр Зорич
Писатель Александр Зорич