Музей Средневековья. История Средних Веков, культура и тайны тысячелетней цивилизации
На главную

Кодексы.
История книжного искусства

 

Первые иллюстрированные Библии V-VI вв.

 

К Ватиканскому Вергилию близка по стилю миниатюр Кведлинбургская Итала – роскошно иллюстрированная рукопись Ветхого Завета на латинском языке.

Кведлинбургская Итала была создана в нач. V в., предположительно в Риме. Затем попала в Германию и была подарена Кведлинбургскому монастырю в X в. императором Оттоном I (дочь которого, Матильда, была аббатисой названого монастыря).

Этот кодекс – первый из известных латинских иллюстрированных Ветхих Заветов. К сожалению, от книги уцелело совсем немногое: шесть листов, сохранность которых оставляет желать лучшего (илл.8, илл.9).

 

Кведлинбургская Итала
Илл.8. Первая Книга Царств.
Кведлинбургская Итала. Ок. 425.
Берлин, Государственная библиотека.

 

Кведлинбургская Итала
Илл.9. Первая Книга Царств.
Кведлинбургская Итала. Ок. 425.
Берлин, Государственная библиотека.

 

Представительным источником раннехристианских художественных мотивов в книжной миниатюре является так называемая Венская Книга Бытия, датируемая VI в. Этот кодекс, выполненный с выдающимся мастерством на окрашенном пурпуром пергаменте, по праву считается одним из шедевров мирового искусства. Созданный в одном из крупнейших грекоязычных центров христианской культуры (либо в Антиохии, либо в Иерусалиме), этот манускрипт оказал существенное влияние на последующие сюжетные, композиционные и цветовые решения книжной иллюстрации не только на востоке, в Византии, но и на западе – в Италии.

В Венской Книге Бытия мы встречаем такие сюжеты как Потоп (Илл.12), Благословление Эфраима и Манассея, Елиезер и Ревекка у колодца (Илл.10), Искушение Иосифа, Иосиф в тюрьме, Бегство Иосифа и др. При этом, если в Ватиканском и Римском Вергилиях и Кведлинбургской Итале сопроводительные иллюстрации либо выносятся на отдельные страницы, либо по крайней мере отделяются от текста массивными красными бордюрами, то в Венской Книге Бытия впервые наблюдается свободное совмещение на одной странице текста и миниатюры, выполняющей функции графического комментария к соответствующему фрагменту писания. Таким образом, изображение и священный текст проникают друг в друга, образуя целостность нового порядка.

 

Венская Книга Бытия
Илл.10. Елиезер встречает Ревекку у колодца.
Венская Книга Бытия. сер. VI. Вена, Национальная библиотека.

 

 


Илл.11. Елиезер, Ревекка и Исаак.
Пятикнижие Ашбернхема. VII в.
Париж, Национальная библиотека.
Спустя век, в испанской рукописи Моисеева Пятикнижия,
тот же сюжет – Ревекка и Елиезер -реализуется куда полнее,
чем в Венской Книге Бытия. Однако, обаяние, которое смогли
сообщить этому сюжету греческие мастера, будет безвозвратно утрачено.

 

На илл.10 мы видим эпизод из 24-й главы Книги Бытия. Ревекка, дочь Вафуила, приходит из города Нахора к источнику за водой. Раб Авраама, Елиезер , ищет девицу, которая составила бы достойную брачную партию сыну его господина. Кандидатуру Ревекки он находит вполне достойной, ибо "Девица была прекрасна видом, дева, которой не познал муж." (Быт 24:16). Тогда Елиезер просит у Ревекки напиться. Ревекка же не только подает кувшин воды Елиезеру, но и поит его верблюдов.

Нахор изображен как обнесенный стеной город типично позднеримской архитектуры, вид сверху-сбоку. Полуобнаженная женщина персонифицирует собой либо весну, либо нимфу источника. Любопытно, что мы одновременно видим на иллюстрации двух Ревекк. Ревекка-1 еще только идет к источнику с кувшином на плече, в то время как Ревекка-2 уже поит Елиезера.

Действие представлено со всей простотой и экспрессией, присущей пантомиме: Ревекка одной рукой приобнимает кувшин, ставит левую ногу на край поила для верблюдов и дает Елиезеру напиться, дружески прикасаясь к нему кончиками пальцев. Фигуры даны силуэтами на фоне ландшафта, который практически чист: изображен только миниатюрный город и дорога к колодцу. На иллюстрации присутствует только то, что необходимо для сюжета – и ничего более.

 

Венская Книга Бытия
Илл.12. Потоп. Венская Книга Бытия.
Cер. VI в. Вена, Национальная библиотека.
"И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле, и
птицы, и скоты, и звери, и все гады, ползающие по земле, и все люди." (Быт 7:21)

 

 

Пятикнижие Ашбернхема
Илл.13. Потоп. Пятикнижие Ашбернхема.
VII в. Париж, Национальная библиотека.
В сравнении с аналогичным сюжетом из Венской Книги Бытия мы встречаем здесь значительно упростившуюся композицию и отсутствие подлинной динамики. На заднем плане – Ноев ковчег.

 

С особой экспрессией и динамизмом выполнена миниатюра, иллюстрирующая великий потоп (илл.12). Центр композиции занят не то вершиной горы, не то какой-то уступчатой постройкой вроде вавилонского зиккурата, которая вот-вот скроется под закипающей бурунами водой. Вокруг нее кружатся в поисках спасения звери и люди: мужчины, женщины, младенец. В нескольких волнистых линиях в правой нижней части миниатюры можно угадать змей – "гадов, ползающих по земле". Визуально горизонт очень близок: фигуры "вдалеке", изображенные на черно-сине-голубом фоне струй пятнадцатидневного ливня, имеют те же размеры, что и на переднем плане. Художник будто бы опустился почти на уровень воды, – разумеется, перенеся с собой и зрителя. Это ощущение усиливается за счет того, что нам показаны и части человеческих тел, находящиеся под водой – то, что в реальной жизни мы смогли бы увидеть лишь оказавшись в непосредственной близости от утопающих. Обратим внимание, как ответственно подходит миниатюрист к правдоподобию изображения, ослабляя насыщенность цвета и размывая контуры подводных деталей своего повествования о гибели рода человеческого.

Говоря о раннехристианских манускриптах, нельзя обойти вниманием один знаменательный кодекс с несчастливой судьбой, известный как Книга Бытия Котона.

 

Книга Бытия Котона
Илл.14. Слева – Авраам и ангелы, справа – дом Лота.
Фрагменты миниатюр из Книги Бытия Котона.
VI в. Лондон, Британская библиотека.

 

Эту книгу, написанную на греческом языке (по всей вероятности, в Александрии) и богато иллюстрированную 250 миниатюрами, принято датировать первой половиной VI в. Она была подарена двумя греческими священнослужителями английскому королю Генриху VIII (1491-1555, король Англии с 1509 г.). Королева Елизавета передала драгоценный кодекс своему наставнику, сэру Джону Фортескью, а последний, в свою очередь, – сэру Роберту Котону (1571-1631), заядлому коллекционеру древних манускриптов. Увы, 23 октября 1731 года в Вестминстерском аббатстве, в так называемом Доме Ашбернхема, где в то время хранились и коллекция Котона, и Королевская библиотека, случился пожар. Погибло много ценных книг. В частности, Книга Бытия Котона очень сильно обгорела, от нее уцелели только 150 обугленных по краям фрагментов (илл.14).

Но даже того немногого, что уцелело, достаточно, чтобы судить об очень высоком художественном уровне иллюстраций. Композиция и техническое исполнение миниатюр были настолько совершенны, что, как показал в начале XX в. финский ученый Тикканен, именно они послужили эскизами для мозаик со сценами из Книги Бытия в венецианском соборе Св. Марка. (Разумеется, нельзя утверждать, что итальянскими мастерами был использован именно котоновский список манускрипта; возможно, они вдохновлялись какой-то другой копией – но именно этой книги.)

 

Заметим, что до сего момента мы говорили только об иллюстрированных текстах Ветхого Завета. Теперь в нашем повествовании должны впервые встретиться иллюминованные манускрипты Нового Завета, то есть евангелия.

Можно считать общепризнанным, что четыре канонических евангелия были записаны между 60 и 100 гг. Около 200 г. эти тексты были выбраны из широкого круга христианских писаний и получили каноническое признание. Для церковных иерархов того времени главным критерием в осуществлении этого непростого выбора была, с одной стороны, прямая связь евангелий от Матфея, Марка, Луки и Иоанна с апостольскими временами и, с другой стороны, наиболее ортодоксальное изложение учения Иисуса Христа и сути богоявления .

Наиболее ранние из сохранившихся манускриптов с фрагментами евангелий и трудов первых Отцов Церкви датируются II в.; но самые ранние экземпляры иллюстрированных новозаветных кодексов, которыми мы располагаем, относятся к VI в. Эти иллюминованные манускрипты, вне зависимости от своего происхождения – западного или восточного – были предназначены для литургии и изначально создавались как важные церковные святыни. Роскошно иллюстрированное евангелие наделяется сакральной силой, становится объектом поклонения и остается таковым на протяжении всего средневековья.

Самыми примечательными книгами шестого века являются: Евангелие из Россано (на греческом), сирийское Евангелие Рабулы (на арамейском) и Евангелие Св. Августина Кентерберийского (на латыни), которое по месту хранения также часто называют Кембриджским Евангелием. Все три манускрипта дошли до нас во фрагментах. Только арамейское евангелие имеет точную датировку, 586 г., внесенную в текст писцом Рабулой, монахом из монастыря Св. Иоанна в Загбе (Месопотамия). Россанский кодекс датируется по стилистическим особенностям оформления и шрифта серединой, а кембриджский – концом VI в.

Эти кодексы представляют нам уже сформировавшийся канон иллюстрирования евангелия, который будет, с незначительными изменениями, разделяться и западным, и восточным христианством на протяжении шести последующих веков. Самым устойчивым элементом этого канона становится портрет евангелиста (как правило, в сопровождении соответствующего символа).

Так, в кодексах из Россано и Кембриджа каждое евангелие предварялось портретом его автора, занимавшим отдельную страницу. До наших дней в Россанском кодексе сохранился св. Марк (илл.15), в Кембриджском – св. Лука (илл.16). В Евангелии из Россано также имеется фронтиспис с бюстами всех четырех евангелистов, а в Евангелии Рабулы портреты Марка, Луки, Иоанна и Матфея появляются в связи с таблицей канонов.

 

Евангелие из Россано
Илл.15. Св. Марк.
Евангелие из Россано. Сер. VI в.
Россано, Музей епископского дворца.
Женская фигура, диктующая св. Марку, по всей вероятности
является св. Софией, персонификацией Божественной Мудрости.

 

 

Евангелие Св. Августина Кентерберийского
Илл.16. Св. Лука.
Евангелие Св. Августина Кентерберийского.
Кон. VI в. Кембридж, библиотека колледжа Корпус Кристи.

 

 

Евангелие Рабулы
Илл.17. Таблица канонов.
Св. Иоанн (слева) и св. Матфей (справа).
Евангелие Рабулы. 586 г. Флоренция, Лауренцианская библиотека.
В книге, которая лежит на коленях св. Матфея,
при большом увеличении можно прочесть по-арамейски:
"Рождество Иисуса Христа было так..." (Матф 1:18).
В свитке у Св. Иоанна: "В начале было Слово, и Слово было у Бога..." (Иоанн 1:1).

 

На фронтоне арки, обрамляющей портрет Луки из Кембриджского Евангелия, мы видим крылатого тельца – один из четырех канонических символов евангелистов, именуемых в соответствии с греческой традицией тетраморфом. Тетраморф, "четыре зверя", появляется в видениях ветхозаветных пророков Иезекииля (Иез 1:1-14, 10:1-22), а в несколько другой форме у Даниила (Дан 7:1-18) и в Откровении Иоанна Богослова, то есть Апокалипсисе (Откр 4:7-8) . Когда раннехристианские авторы осмысляли ветхозаветное наследие, они отождествили зверей из видений с четырьмя евангелистами. Известно четыре различных системы отождествлений, принадлежащих, соответственно, Иринею Лионскому, Августину Блаженному, Псевдо-Афанасию и Иерониму . Но поскольку из названных богословов именно Иероним был автором общепринятого в средневековье перевода Библии на латынь ("Вульгата"), именно его интерпретация, изложенная в предисловии к евангелию от Матфея, стала наиболее распространенной в изобразительном каноне. Согласно Иерониму, тетраморф определяется следующим образом: св. Матфей – imago hominis, крылатый человек (иногда принимается: ангел), св. Марк – imago leonis, лев; св. Лука – imago vitulis, телец; св. Иоанн – imago aquilae, орел.

Почему именно так, а не иначе? В своем предисловии к комментарию на евангелие от св. Матфея Иероним объясняет, что св. Матфей был самым первым евангелистом, за ним следовал св. Марк, первый епископ Александрии, св. Лука был третьим и, наконец, св. Иоанн – четвертым. Эта последовательность – Матфей, Марк, Лука, Иоанн – сопоставляется Иеронимом порядку появления "лиц" четырех зверей из видения пророка Иезекииля (Иез 1:10): человек, лев, телец, орел.

 

Евангелие Рабулы
Илл.18. Вознесение. Евангелие Рабулы.
586 г. Флоренция, Лауренцианская библиотека.
В центре, под стопами Иисуса Христа, находится тетраморф.

Крылья "исполнены очей" в соответствии с буквальным прочтением Откровения Иоанна Богослова.

 

Все звери, в соответствии с видениями Иезекииля и Иоанна Богослова, как правило изображаются крылатыми, хотя существуют манускрипты, где наблюдается отход от этого канона. Также, некоторые художники, отправляясь от Иоанна Богослова, сообщающего "И каждое из четырех животных имело по шесть крыл, вокруг, а внутри они исполнены очей" (Откр 4:8), покрывали крылья глазами (илл.18).

Другим важнейшим элементом оформления евангельских текстов становятся таблицы канонов. Примерно в 250 г. александрийский грек Аммоний предпринял первую попытку составить свод соответствий параллельных эпизодов из четырех канонических евангелий. Приняв в качестве отправной точки евангелие св. Матфея, он разобрал его на отдельные эпизоды (всего 355), перенумеровал их и разместил номера в столбец один под другим. После чего в трех соседних столбцах он поместил номера соответствующих эпизодов (если они имелись) из трех других евангелий. Разумеется, полная таблица соответствий получилась весьма большой и на одну страницу не помещалась. Кроме этого, не всякому эпизоду из евангелия св. Матфея можно найти соответствия во всех трех (а подчас хотя бы двух) евангелиях. С другой стороны, у Матфея отсутствует ряд сведений, приводимых Марком, Лукой или Иоанном. Из-за этого составленная Аммонием таблица канонов еще не являлась исчерпывающим ссылочным аппаратом.

Система Аммония была пересмотрена в IV в. Евсевием Кесарийским, известным историком Церкви. Он, во-первых, внес изменения в первичное разбиение евангелия св. Матфея на отдельные эпизоды. И, во-вторых, составил таблицы, которые учли все попарно возможные параллели между евангелиями. Всего таблиц получилось десять , а к аммониевым номерам эпизодов добавились еще префиксы в виде номера таблицы, где надлежит искать дополнительные перекрестные ссылки. При этом только в первую таблицу вошли четыре столбца. В таблицах II-IV их три, а в V-IX – два (так, на илл.17 мы видим часть таблицы VII, указывающей на соответствия между евангелиями Матфея и Иоанна). В таблице же X собраны уникальные эпизоды, которым не находится соответствий.

Эта своеобразная "гипертекстовая" система получила название Евсевианского канона и употреблялась на протяжении всего средневековья. Сам принцип нескольких параллельных столбцов ссылок подсказывает оформителю подходящее графическое решение: столбцы чисел визуально напоминают нам столбы, колонны – стало быть, их и надлежит поместить между этими архитектурными элементами. В свою очередь, над колоннами с классическими, как правило коринфскими капителями, напрашивается арка или целая аркада. Именно такой, архитектурный стиль мы встречаем в оформлении таблиц из Евангелия Рабулы (илл.19) и большинства других манускриптов.

 

Евангелие Рабулы
Илл.19. Таблица канонов.
По краям – сцены из Ветхого Завета. Евангелие Рабулы.
586 г. Флоренция, Лауренцианская библиотека.

 

Наконец, третьим достаточно распространенным элементом оформления Нового Завета становятся сцены из истории земного воплощения Иисуса Христа, то есть собственно сюжетные иллюстрации в современном понимании этого слова. При этом миниатюрные иллюстрации могли собираться в блоки на одной странице (илл.20) перед текстом, обрамлять портреты евангелистов – например, в качестве "фресок" на архитектурных деталях оформления (илл.16), – совмещаться с текстом (илл.21) или выступать в наиболее привычном для нас качестве самостоятельных живописных произведений на отдельных страницах (илл.18).

 

Евангелие Св. Августина Кентерберийского
Илл.20. Двенадцать сцен из Нового Завета.
Евангелие Св. Августина Кентерберийского.
Кон. VI в. Кембридж, библиотека колледжа Корпус Кристи.

 

 

Евангелие из Россано
Илл.21. Христос и Пилат.
Евангелие из Россано. Сер. VI в. Россано, Музей епископского дворца.

 

 

Евангелие из Россано

Илл.22. Христос и Варавва.
Евангелие из Россано. Сер. VI в. Россано, Музей епископского дворца.

 

Хорошее представление о ранней новозаветной иллюстрации дает Россанское Евангелие. Как и Венская Книга Бытия, Евангелие из Россано написано серебром на окрашенном пурпуром пергаменте. Иллюминаторы этого кодекса смогли подобрать удачные сочетания цветов, примененных в иллюстрациях, с пурпуром страниц.

По воле иллюминатора герои евангельских сюжетов свободно владеют языком театральной пантомимы, благодаря чему удалось создать выразительные, красноречивые сцены. Таковы, например, две иллюстрации с Пилатом, который требует народ Израиля выбрать между Иисусом и разбойником Вараввой (илл.21 и илл.22).

Отдельные эпизоды истории скомбинированы на одном и том же рисунке. Фигуры организованы в двухуровневой композиции, при этом уровни схематично разделены линией. На верхнем уровне илл.21 Пилат председательствует в трибунале, Христос предстоит ему. На нижнем уровне Иуда возвращает злосчастные тридцать серебряников – странное (и безусловно ошибочное с точки зрения евангельской правды) решение художника, учитывая, что в тексте данный эпизод располагается в другом месте. Там же, в нижнем правом углу, можно видеть и повесившегося Иуду.

На илл.22 люди требуют смерти для Иисуса. На нижнем уровне – Иисус и закованный Варавва (справа). На обоих листах Христос выделен при помощи нимба с вписанным в него крестом, символизирующим его божественное происхождение. Во всем чувствуется стремление иллюминатора сделать композицию такой же насыщенной и красноречивой, как и сам текст Евангелия. Например, рядом с Вараввой художник поместил надпись Βαραβιας – чтобы исключить саму возможность зрительской ошибки. А чтобы не возникало двоечтений в зрительской идентификации Пилата, у него за спиной нарисованы имагиниферы – знаменосцы со специальными штандартами, содержащими деревянные изображения (imago) римского императора .

 

Мы вкратце рассмотрели основные черты, присущие драгоценным иллюстрированным манускриптам Нового Завета VI в. на примере Россанского кодекса, а также Евангелий Рабулы и Св. Августина Кентерберийского.

Любопытно, что названными кодексами можно осимволить три основных направления распространения христианства того времени – и, соответственно, три тенденции христианского искусства VI в. Латиноязычное Евангелие Св. Августина было создано в Риме и, таким образом, стоит ближе всего к собственно западноевропейскому христианскому искусству. Написанное либо в Антиохии, либо в Иерусалиме на греческом языке Россанское Евангелие соотносится с искусством восточной Церкви – но не всей, а именно той ее наиболее ортодоксальной части, которая в политическом отношении контролировалась византийским государством.

А вот арамейское Евангелие Рабулы предвосхищает ту экзотическую ветвь христианской цивилизации, которой, в отличие от двух ранее указанных, в последующие века была суждена относительно недолгая популярность среди азиатских язычников и иноверцев – в Ираке, Иране и далее на восток вплоть до Монголии, – затем маргинализация под давлением ислама, буддизма и этнических культов Внутренней Азии и почти полное забвение после с XIII в. Речь, разумеется, идет о несторианской ветви христианства, которая была квалифицирована как еретическая ортодоксальными сторонниками Никейского исповедания веры. Впрочем, Евангелие Рабулы именно осимволивает эту маргинально-еретическую ветвь христианства, ведь само по себе не содержит ровным счетом ничего несторианского: это обычное каноническое четвероевангелие, которое в сиро-месопотамской традиции принято именовать Пешитта (т.е. "Простая [редакция]").

Писец Рабула оставил достаточно подробный комментарий к манускрипту, расположенный в конце книги: в частности, там содержится и поименное перечисление монахов, принимавших участие в создании кодекса. В конце своего послесловия Рабула поместил специальное заклятие, призванное оберегать книгу от посягательств недобросовестных читателей:

"Эта книга есть собственность святого сообщества Св. Иоанна в Загбе. Если кто-либо унесет ее куда-либо, дабы читать ее, или переписать ее, или заново переплести ее, или спрятать ее, или вырезать из нее лист исписанный или не исписанный, даже если он произведет эти действия без нанесения ущерба книге, а тем более с нанесением ущерба, да будет он приравнен к разорителю кладбищ. С молитвой ко всем святым. Вовеки, аминь."

И Евангелие Рабулы, и Россанское Евангелие, и рассмотренная нами ранее Венская Книга Бытия отражают результаты общехристианского, тогда еще внеконфессионального творческого поиска, направленного на выработку эстетического канона и изобразительной техники книжной миниатюры. Не являясь предметом собственно западноевропейского искусства, они – либо непосредственно, либо через менее известные манускрипты, созданные под их очарованием, – формировали вкусы немногочисленных тогда художников Италии и, возможно, вестготской Испании. Увы, грядущая эпоха, которая для Западной Европы стала "темными веками", оставила после себя считанные единицы иллюминованных манускриптов. И все же, можно смело утверждать, что раннехристианское, общехристианское художественное наследие сыграло решающую роль в сохранении западноевропейской книжной культуры и заложило основы для бурного развития миниатюры, начавшегося в Ирландии с конца седьмого, а на континенте – со второй половины восьмого века.

 


(с) Александр Зорич, 2003, 2012


Литература Средних Веков

Новости

  
Апрель, 29
Сайт открылся! Более 100 статей, 2000 иллюстраций,
великолепные карты, эксклюзивные материалы о всех сторонах средневековой жизни!
   

 

Апрель, 24
Состоялось открытие интернет-магазина электронных книг Александра Зорича ZorichBooks.com. Интернет-магазин ZorichBooks.com создан специально для торговли электронными книгами (файлами) Александра Зорича от лица самого автора. Магазин расположен по адресу: zorichbooks.com

 

Книги по истории и культуре Средневековья

Друзья

 Магазин электронных книг Александра Зорича
 Писатель Александр Зорич
 X Legio

 

Реклама

 Новый роман Александра Зорича "Пилот-девица": скачай его прямо сейчас оттуда, где лежат все романы серии "Завтра война"

Назад

Назад

В начало разделаВпередВперед
 

 

 


2012 (с) Александр Зорич
Писатель Александр Зорич