Музей Средневековья. История Средних Веков, культура и тайны тысячелетней цивилизации
АпокалипсисыНа главную

Кодексы.
История книжного искусства

Апокалипсисы

 

Апокалипсисы IX-XI вв.

 

Уже десятки лет книгоиздательские технологии позволяют за счет уменьшения толщины бумаги и размеров типографского кегля уместить больше тысячи страниц под одной обложкой. Не вызывают удивления 1300-страничные книги карманного формата, содержащие полный текст Библии – от Книги Бытия до Посланий Апостолов и Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса).

Однако в средневековье дела обстояли иначе. Рукописные шрифты были по современным меркам довольно крупными, пергамент – существенно толще бумаги. Даже согласившись с тем, что кодекс будет весить десятки килограммов, под одну обложку было практически невозможно вместить полный свод канонических текстов: Ветхий Завет (вместе с Псалтырью), Четвероевангелие, Деяния и Послания Апостолов, да еще и Апокалипсис впридачу.

По этой причине, как мы уже видели, обычно составлялись либо специальные литургические сборники фрагментов (бенедикционалы, миссалы), либо выпускался отдельно Ветхий Завет (причем часто ограничивались только Пятикнижием), отдельно Четвероевангелие, отдельно – Псалтырь. Таким образом, сама специфика средневекового книгоиздания подводила к мысли: Откровение Иоанна Богослова тоже следует издавать отдельно. Между тем, в литургических чтениях Апокалипсис использовался только в канун Пасхи, что тоже способствовало выделению списков этой книги в самостоятельную и притом малоупотребительную группу кодексов.

В то же время, Апокалипсис всегда стоял особняком среди других книг Нового Завета. Не утихали споры по поводу его авторства, эзотерического смысла и значимости для христианской доктрины. Например, до пятого века церкви Сирии, Каппадокии и Палестины не желали включать Откровение Иоанна Богослова в канон. Западная церковь признала Апокалипсис апостольским текстом быстрее и охотнее, однако в IV – IX вв. ни в проповеднической практике, ни в спекулятивной теологии он не играл той экстраординарной роли, которую ему предстояло получить в связи с приближением нового тысячелетия .

Первым дошедшим до нас иллюстрированным списком Откровения Иоанна Богослова является Трирский Апокалипсис. Созданный около 800 года в Северной Франции этот манускрипт, помимо текста, содержит 74 полностраничные миниатюры в красных рамках. Лаконизм бордюров и пропорции миниатюр (илл.1) напоминают позднеримские манускрипты – в частности, Ватиканского Вергилия. На то, что художник Трирского Апокалипсиса вдохновлялся классическими образцами, указывают также и особенности иконографии. Например, ангел на илл.2 удивительно напоминает Нику, греческую богиню победы.

Миниатюры представляют собой буквальные, лишенные дополнительных подписей и разъяснений иллюстрации к тексту. Они достаточно схематичны и, пожалуй, даже примитивны по сравнению с современными им работами мастеров Ахенской школы. В тексте книги отсутствуют позднеримские или раннесредневековые комментарии к Апокалипсису, нет ни литургических разделов ни богословских ремарок. Издатели Трирского Апокалипсиса передавали читателю Откровение буквально так, как и было заповедано Иоанном Богословом, ничего не прибавляя и ничего не убавляя, и каждому вольно было понимать его сложные символические ряды в соответствии с собственным уровнем духовного и интеллектуального развития.

 

Война Михаила и Ангелов с драконом
Илл.1. Война Михаила и Ангелов с драконом и ангелами его.
Трирский Апокалипсис. ок. 800 г. Трир, Городская библиотека.
"И произошла на небе война. Михаил и Ангелы его воевали против дракона,
и дракон и ангелы его воевали против них. Но не устояли, и не нашлось для них места на небе." (Откр 12:7-8)

 


Илл.2. Ангел провозглашает падение Вавилона.
Трирский Апокалипсис. ок. 800 г. Трир, Городская библиотека.

 

Примерно за полтора десятка лет до того, как в Северной Франции создавались иллюстрации к Откровению Иоанна Богослова, на юге, в Испании, ученый монах Беатус (впоследствии канонизированный) написал свои комментарии к Апокалипсису. На первый взгляд, это событие относится к сфере чистого богословия. Однако именно комментариям Беатуса суждено было поспособствовать рождению выдающейся серии иллюминованных манускриптов.

Св. Беатус был монахом монастыря св. Мартина Турского в Лиебане. Мы не знаем места его рождения, но относительно даты можно сказать, что он родился в то время, когда воспоминания о вторжении в Испанию мусульманских полчищ Аль-Тарика были еще живым преданием, а не академической историей. Впервые Беатус привлекает к себе внимание в середине 780-х годов, когда принимает участие в борьбе с ересью адопционистов . Адопционисты полагали, что Христос был Сыном Божьим лишь в том смысле, что Бог, нуждающийся в Мессии, усыновил человека Иисуса. Первоначально подобные воззрения были частью малоазиатской ереси несторианства, заклейменного как лжеучение в 268 г. Но этой старинной доктрине было суждено возрождение, которое и совершилось в Испании восьмого века благодаря усилиям архиепископа Элипанда Толедского.

Первоначально Беатус и его друг Этерий не смогли одолеть Элипанда и были вынуждены скрываться от преследований архиепископа-адопциониста. Когда в 786 г. эта пара правдоискателей оказалась в Правии, при дворе королевы-вдовы Адосинды, до них дошли вести о том, что Элипанд публично объявил их еретиками. Беатус ответил на эти обвинения двухтомным разоблачением адопционистских взглядов Элипанда. Этот труд привлек к себе внимание ортодоксально настроенных (и прокаролингски ориентированных) христианских правителей по всем Пиренеям, которые один за другим присоединились к осуждению адопционизма.

Принято считать, что именно в этот период Беатус составил свои комментарии к Апокалипсису. В своем сочинении Беатус трактует Откровение Иоанна Богослова, пропуская его через призму плохо стыкующихся друг с другом взглядов и высказываний, почерпнутых из трудов Отцов Церкви и других источников. Комментарии разделены на семьдесят перенумерованных секций, собранных в двенадцать книг. Некоторые секции состоят всего лишь из нескольких стихов Апокалипсиса, сопровождающихся многословными пояснениями.

Самым ранним из хорошо сохранившихся иллюминованных изданий комментариев Беатуса к Апокалипсису в настоящее время считается Беатус Моргана (ок. 945 г.; иногда его называют также Кодекс Моргана-Ашбернхема), хранящийся в нью-йоркской библиотеке Пьерпонта Моргана.

Беатус Моргана содержит вводную часть с портретами евангелистов, собственно комментарии к Апокалипсису, выдержки из "Этимологий" Исидора Севильского и комментарии Св. Иеронима к книге Даниила (которая тоже является по сути откровением и содержит различные видения – в частности, близкое к Иоанновому "Видение Четырех").

Большинство ученых сходится в мысли, что книга была создана в промежутке 945-950 гг., хотя на основании колофона (лист 293) можно получить привязку к 926 г.

В колофоне дословно сказано следующее: "Эта книга создана от начала и до конца в эру дважды два (и) трижды три сотни и три раза по дважды десять". То есть получаем: 2*2 + 3*3*100 + 3*2*10 = 964 г. Однако, календарь, который использовался в Испании в то время, опережал традиционное христианское летоисчисление на тридцать восемь лет. Если вычесть эти годы из названной в колофоне даты, годом создания манускрипта станет 926. Но это крайне маловероятно: в первую очередь, исходя из стилистических признаков. Например, сопоставление Беатуса Моргана с Леонской Библией 920 г. весьма наглядно демонстрирует нам, что Беатус Моргана куда более совершенен по своей технике – вероятно, эти две рукописи разделяют более, чем шесть лет. А вот в Леонской Библии 960 г. мы уже видим технику весьма близкую к Беатусу Моргана (илл.3, илл.4). При этом некоторые соображения относительно общих принципов развития и наследования художественного стиля позволяют заключить, что создатели Леонской Библии 960 г. находились под впечатлением Беатуса Моргана, а не наоборот. Стало быть, Беатус Моргана был создан до Леонской Библии 960 г., откуда и получается оценка 945-950 гг.

 


Илл.3. Аарон в скинии.
Леонская Библия. 920 г.
Леон, сокровищница собора Сан-Исидоро.

 

 


Илл.4. Омега.
Писцы поднимают кубки в ознаменование успешного окончания работы.
Леонская Библия. 960 г.
Леон, сокровищница собора Сан-Исидоро.

 

Как мы видим, со времени написания комментариев Беатуса до появления иллюстрированного Беатуса Моргана успело пройти приблизительно полтора века. Обычно это обстоятельство объясняют тем, что с середины X в. началось новое обострение отношений между мусульманским государством Ал-Андалус и христианскими королевствами севера Испании. На фоне развернувшейся вооруженной борьбы, в ходе которой христиане не раз терпели серьезные поражения, апокалиптические настроения значительно усилились.

Созданные монахом по имени Майус на границе двух миров – христианского и мусульманского – миниатюры Беатуса Моргана являются типичными представительницами мосарабского стиля. Сочные, яркие краски, склонная к символической редукции манера передачи человеческих лиц и фигур, пестрота одежд и узоров формируют запоминающийся колорит. В творчестве других, более ранних школ книжной живописи подобная палитра не встречается, не знают ее и североевропейские современники мосарабских манускриптов: кодексы из Санкт-Галлена, Фульды, Трира, Рейхенау. Майус смело сочетает оранжевый, красный, розовый, лиловый тона с темно-синим, зеленым, голубым. Такой цветовой темперамент будоражит воображение и вызывает религиозный трепет перед грядущим мировым очищением. Чтобы полнее выразить сакральные смыслы, сообщенные Иоанном Богословом и разъясненные Беатусом, Майус разнообразит не только цвета, но и формы: на некоторых миниатюрах (илл.5) композиция организуется по центрально-круговому принципу, на других (илл.6, илл.7) мы имеем дело с линейно-горизонтальным членением листа на несколько ярусов, уже встречавшимся нам в Пятикнижии Ашбернхема, Библии Мутье-Гранваль и Библии Вивиана.

Правда, назначение ярусов здесь и там различное. Раньше, как мы видели, иллюминаторы использовали ярусность листа для создания своего рода комикса, то есть для последовательной передачи нескольких (от трех до десяти) эпизодов того или иного библейского сюжета. Таким образом, ярусы кодексов VII-IX вв. выражают членения временные (или пространственно-временные). Но главные события Апокалипсиса развиваются в отличном от физического континуума пространстве, которое теолог назвал бы метафизическим, последователь К.Г. Юнга – пространством психе, а адепт Тартуской школы – мифопоэтическим. В этом символическом пространстве ведущую роль приобретает вертикаль, отвечающая надмирной, сакральной иерархии.

Именно эта священная геометрия воплощается на миниатюре с Поклонением Агнцу (илл.6) при помощи разноцветных ярусов. Наверху в центре, занимая оранжевый и зеленый ярусы, помещен Агнец (здесь символ из духовидческого текста был Майусом расшифрован: на иллюстрации перед нами Бог в антропоморфном обличье). "Четыре зверя" – те самые, которые образуют тетраморф и служат символами евангелистов – занимают зеленый ярус. Под тетраморфом пали ниц двадцать четыре старца. И, наконец, еще ниже, розовокрылый ангел поднимает с земли охваченного благоговейным трепетом Иоанна, визионера и автора.

 


Илл.5. Видение Четырех.
Беатус Моргана. 945-950 гг.
Нью-Йорк, библиотека Пьерпонта Моргана.

 


Илл.6. Поклонение Агнцу.
Беатус Моргана. 945-950 гг.
Нью-Йорк, библиотека Пьерпонта Моргана.

 


Илл.7. Запечатление избранных.
Беатус Моргана. 945-950 гг.
Нью-Йорк, библиотека Пьерпонта Моргана.

 

Появление иллюстрированных комментариев Беатуса в исполнении Майуса вызвало в христианской Испании настоящий бум: каждому светскому и мирскому владыке хотелось иметь собственную копию этой книги. Можно смело утверждать, что иллюстрированные комментарии Беатуса сделались самостоятельным жанром духовной книги – так сказать, "беатусом", в одном ряду с бенедикционалами, миссалами, сакраментариями, антифоналами и т.д. В течение 950-1050 гг. комментарии к Беатусу многократно копировались в испанских скрипториях. Вот внушительное перечисление только самых знаменитых из сохранившихся кодексов этой группы: Эскориальский Беатус (ок. 950 г.), Беатус из Валькавадо (ок. 970 г.), Ургелльский Беатус (ок. 970 г.), Беатус из Хероны (975 г.), Беатус Факундуса (1047 г.), Беатус из Бурго де Осма (сер. XI в.). Общее же число сохранившихся до наших дней "беатусов" – 26.

При этом художественный уровень "беатусов" и степень их родства с иллюстративным циклом, который был разработан Майусом, достаточно сильно разнятся.

Так, ранний Эскориальский Беатус (музей Эскориал, Мадрид) выполнен в достаточно архаической манере (илл.8). А прекрасно сохранившийся Беатус из Хероны (Херона, библиотека собора), содержащий 568 страниц и 114 миниатюр, по праву считается одной из самых красивых иллюстрированных книг, когда-либо созданных на территории Испании. Местом рождения кодекса принято считать монастырь Сан Сальвадоре в Таваре, а свое название он получил по месту хранения – собору города Херона, которому был подарен в 1078 г. Хуаном, регентом церковного хора. Выполненный в такой же яркой, выразительной гамме как и Беатус Моргана, этот кодекс дает ряд интересных иконографических решений канонических сюжетов.

 


Илл.8. Теофания.
Эскориальский Беатус. Ок. 950 г.
Мадрид, музей Эскориал.

 


Илл.9. Христос во Славе.
Беатус из Хероны. Ок. 975 г.
Херона, библиотека собора.

 

Крещение
Илл.10. Крещение.
Беатус из Хероны. Ок. 975 г.
Херона, библиотека собора.

 


Илл.11. Св. Иоанн получает книгу из рук ангела.
Беатус из Хероны. Ок. 975 г.
Херона, библиотека собора.

 

Например, на илл.9 внимание зрителя привлекает шарик в правой руке Христа. Поначалу кажется, что это символ Солнца – тем более, что по левую руку от Спасителя изображена Луна в виде полумесяца. Однако, подпись "mundus" свидетельствует о том, что шарик символизирует весь мир. Таким образом, художник Беатуса из Хероны на этой иллюстрации дал буквальное прочтение божественных имен "Вседержитель" и "Миродержец".

В высшей степени оригинальна в Беатусе из Хероны сцена Крещения (илл.10). В ней отсутствуют малейшие намеки на передачу реального природного ландшафта, зато различимы черты, характерные для географических карт той эпохи. Река Иордан и ее приток изображены вместе со своими истоками, что никак не вяжется с минимальными требованиями визуального правдоподобия и тем самым перестраивает зрительское восприятие с обыденной, физической оптики на особую, трансфизическую.

Другой список комментариев к Апокалипсису, Беатус из Валькавадо (илл.12), созданный за несколько лет до Херонского Беатуса (в 970 г.) под руководством аббата Семпрония в монастыре Санта Мария в Валькавадо, позволяет оценить высокий технологический уровень, достигнутый испанским книгоизданием во второй половине X в. – кодекс был изготовлен за 92 дня (с 8 июня по 8 сентября 970 г.). И это при том, что Беатус из Валькавадо содержит 230 листов (еще 14 утеряны, то есть первоначальный объем манускрипта приближался к 500 страницам, ведь – не будем забывать – у каждого листа пергамента использовались обе стороны), на которых, помимо текста, размещено 97 миниатюр. Таким образом, средняя скорость работы над кодексом составила 5 страниц в день, что, насколько мы можем судить по имеющимся данным, является абсолютным рекордом для рукописных книг средневековья.

 


Илл.12. Обращение св. Иоанна к Фиатирской церкви.
Беатус из Валькавадо. Ок. 970 г.
Вальядолид, библиотека колледжа Санта Круз.

 

Дальнейшее развитие и, пожалуй, свое высшее воплощение художественные принципы Майуса получают благодаря мастеру Факундусу, создавшему в 1047 г. очередной "беатус" по заказу Фернандо и Санчи – правителей Кастилии и Леона.

Красноречивы и воистину ужасны в Беатусе Факундуса апокалиптические видения трех духов (илл.13) и четырех всадников (илл.14). Распад вековечных структур истины, разрушение правил божественной игры читаются в аморфных, жабообразных силуэтах "трех духов нечистых", ничего хорошего не сулят и фальшиво умиротворенные лица лжепророков. В то время как миниатюра с тремя духами погружает зрителя в атмосферу безволия и моральной коррупции, четыре всадника так и лучатся энергией. Но энергия эта не творческая, не созидательная – нет, меч, голод и мор несут в мир эти четверо: первый на коне белом, второй на коне рыжем, третий на коне вороном и четвертый на коне бледном. Лжепророческие наущения и мерзейшая мощь – таковы две главных силы, которые ведут человечество к явлению Антихриста.

Как и Майус, основоположник художественной традиции "беатусов", мастер Факундус использовал в этих страшных картинах предельно насыщенные цвета в дерзких сочетаниях и четырехъярусное членение листа. Когда же ему потребовалось донести до зрителя строгую гармонию Небесного Иерусалима (илл.15), Факундус прибег к центрально-круговой композиции, какую мы уже встречали в Видении Четырех (Беатус Моргана илл.5). Правда, в отличие от Видения Четырех, "круг" Небесного Иерусалима на иллюстрации фактически является квадратом, но главная черта центрально-круговой композиции наличествует: ближайшие к зрителю фигуры расположены вверх ногами, а боковые, соответственно, положены набок. Факундус использует центрально-круговую композицию, чтобы как можно точнее передать на одной иллюстрации полное описание Небесного Иерусалима из двадцать первой главы Апокалипсиса (стихи 12-16):

 

"Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов, на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых:

<...>

Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца.

<...>

Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта..."

 


Илл.13. Три духа нечистых.
Беатус Факундуса. 1047 г.
Мадрид, Национальная библиотека.
"И видел я выходящих из уст дракона, и из уст зверя, и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам. Это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя." (Откр 16:13-14)

 

 


Илл.14. Четыре всадника.
Беатус Факундуса. 1047 г.
Мадрид, Национальная библиотека.
Художник добавил от себя еще одну черную крылатую фигуру,
о которой в шестой главе Апокалипсиса в явном виде речь не ведется, – Сатану.

 

 


Илл.15. Небесный Иерусалим.
В центре – Ангел с золотой тростью, Агнец и св. Иоанн.
Беатус Факундуса. 1047 г.
Мадрид, Национальная библиотека.

 

За пределами Испании Откровение Иоанна Богослова входило в моду медленнее. Нельзя сказать, чтобы Франция, Италия и Германия IX-X веков были избавлены от войн и прочих катаклизмов. Междоусобицы бушевали подчас в самом сердце империи Каролингов, а многочисленные вторжения "неверных" и язычников – мусульман, викингов, венгров, славян – терзали периферию христианского мира. И все-таки, исходя из наличной ситуации в европейской континентальной культуре IX-X вв., следует заключить, что внешнее военное давление никогда не воспринималось как фактор критический. От набегов гибли, страдали, голодали, теряли содержимое библиотек и монастырских сокровищниц, но никто не мог всерьез предположить, что несколько сотен бесноватых норманнов или компактная мадьярская орда в состоянии стереть с лица земли христианскую цивилизацию, например, во Франции. Ведь все-таки ее основные центры были надежно защищены как фортификационными сооружениями, так и мощной имперской армией, за которой числилось немало побед в борьбе с язычниками и "неверными".

Разные исторические судьбы породили очевидную разность культурных установок. В частности, для каролингского и оттоновского искусства были характерны относительно мягкие цветовые решения и умиротворенные сюжеты, в которых, как мы видели, преобладали мотивы, выработанные еще на заре становления христианской живописи. Ситуация начала меняться только с приближением 1000 года, первого "миллениума" – волнующего тысячелетнего юбилея Иисуса Христа. Вот тут-то интеллектуалы Священной Римской империи и обратились к Откровению Иоанна Богослова, предрекавшему в конце времен тысячелетнее Царство Божие на земле. Очевидное формальное совпадение цифр – 1000 г. и тысячелетнее Царство Божие – возбудило полуеретические настроения, которые получили название милленаристских или хилиастских (соответственно от латинского "миллениум" и греческого "хилиас" – тысяча). Суть милленаристских ожиданий сводилась к следующему: коль скоро грядет тысячелетнее Царство Божие на земле, почему бы ему не начаться прямо в 1000 году? С одной стороны, это обнадеживало, с другой стороны – пугало. Ведь, согласно Откровению, накануне Парусии (Второго Пришествия) должно свершиться великое множество гибельных катаклизмов!

Таким образом, не реальная историческая драма, как это было в Испании, но христианская хронология и связанные с ней ожидания грядущих катастроф заставили Европу оттоновских времен обратиться к Апокалипсису. Это блестяще подтверждается тем, что один из самых знаменитых манускриптов Оттоновского ренессанса, Бамбергский Апокалипсис, был создан как раз на рубеже тысячелетий, в промежутке между 1000 и 1020 гг.

 


Илл.16. Змей с семью головами преследует
святую Жену, облаченную в Солнце.
Бамбергский Апокалипсис. 1000-1020 гг.
Бамберг, Государственная библиотека.
"И пустил змей из пасти своей в след жены воду как реку, дабы увлечь ее рекою.
Но земля помогла жене, и разверзла земля уста свои, и поглотила реку,
которую пустил дракон из пасти своей." (Откр 12:15-16)

 

Бамбергский Апокалипсис, как и многие другие манускрипты того времени, был создан в уже знакомом читателю монастыре Рейхенау. Поэтому не удивительно, что стилистически он весьма близок к другим манускриптам школы Рейхенау из так называемой группы Леутхара, в которую входят Бамбергская Песнь Песней, Перикопы Генриха II и Евангеларий Оттона III. Судя по всему, Бамбергский Апокалипсис был заказан Оттоном III в канун 1000 г., но неожиданная смерть двадцатиоднолетнего императора в 1002 г. заставила монахов Рейхенау повременить с окончанием работ над дорогостоящим манускриптом. Вероятно, Генрих II затем подтвердил (и оплатил) заказ своего предшественника, поскольку кодекс все-таки был благополучно завершен и в 1020 г. подарен венценосной четой бамбергскому аббатству св. Стефана.

 


Илл.17. Инициал Е. Бамбергский Апокалипсис.
1000-1020 гг. Бамберг, Государственная библиотека.

 

Бамбергский Апокалипсис содержит 57 миниатюр на золотом фоне, и 103 золоченых инициала (см., напр., илл.17). В отличие от мосарабских иллюстративных циклов к комментариям Беатуса, миниатюры выполнены в сдержанной гамме, тяготеющей к нейтральным и холодным тонам, и помещены в рамы, местами украшенные геометрическими узорами или листьями аканта (илл.16), а местами представляющие собой строгие бордюры в духе Ватиканского Вергилия и Трирского Апокалипсиса. Чтобы оценить сколь сильно разнились темпераменты немецкий и испанский, достаточно взглянуть на приводимую подборку иллюстраций. На них изображены сюжеты, которые нам уже встречались в цикле, разработанном Майусом: "Три духа нечистых" (илл.18), "Четыре всадника" (илл.19), "Ангелы держат ветры" (один из эпизодов Запечатления избранных, илл.20).

Последняя иллюстрация соответствует следующему стиху: "После сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево." (Откр 7:1) Примечательно, что в цикле Майуса ангелы буквально держат ветры за хвост (см., например, Беатус Моргана, илл.7), тогда как в Бамбергском Апокалипсисе ангелы воспрещают ветрам дуть при помощи властных жестов. Вообще, во всем, что касается мимики и жестикуляции персонажей, школа Рейхенау оставила мосарабские манускрипты далеко позади, что и неудивительно, ведь Оттоновский ренессанс, как уже говорилось, имел под собой богатую традицию по меньшей мере ренессанса Каролингского, в то время как испанская школа коренилась в совершенно другой культурной традиции, чуждой византийской и классической эстетике.

 


Илл.18. Три духа нечистых.
Бамбергский Апокалипсис. 1000-1020 гг.
Бамберг, Государственная библиотека.

 


Илл.19. Четыре всадника (фрагменты четырех листов).
Бамбергский Апокалипсис. 1000-1020 гг.
Бамберг, Государственная библиотека.

 


Илл.20. Ангелы держат ветры (эпизод Запечатления избранных).
Бамбергский Апокалипсис. 1000-1020 гг.
Бамберг, Государственная библиотека.

 

Отдельное место в группе раннесредневековых Апокалипсисов занимает сен-северский кодекс (ок. 1028 г.). Его принято называть Апокалипсисом из Сен-Севера (илл.21), хотя фактически это не просто Откровение Иоанна Богослова, а полное издание комментариев Беатуса, включающее также генеалогию Христа и книгу пророка Даниила. Кодекс был создан в гасконском монастыре Сен-Север мастером Стефаном Гарсией по заказу аббата Григория. Это единственный известный нам "беатус", созданный на территории Франции, но испанский строй имени его мастера не дают нам оснований назвать эту книгу произведением подлинно французским. Скорее всего, перед нами плод стараний приглашенного художника-испанца, который привез со своей родины оформительский канон, разработанный Майусом.

 

Апокалипсис
Илл.21. Саранча.
Апокалипсис из Сен-Севера. 1028 г.
Париж, Национальная библиотека.

 

Иллюминованные Апокалипсисы 950-1050-х гг. открыли для европейского искусства романской и готической эпох новое художественное измерение: измерение страха. Галлюцинозно ярким, леденящим кровь видениям ада, мучающихся грешников и Конца Света было суждено занимать существенное, а подчас и центральное место в системе сюжетно-художественных координат средневекового и пост-средневекового религиозного искусства.

 


(с) Александр Зорич, 2003, 2012


Литература Средних Веков

Новости

  
Апрель, 29
Сайт открылся! Более 100 статей, 2000 иллюстраций,
великолепные карты, эксклюзивные материалы о всех сторонах средневековой жизни!
   

 

Апрель, 24
Состоялось открытие интернет-магазина электронных книг Александра Зорича ZorichBooks.com. Интернет-магазин ZorichBooks.com создан специально для торговли электронными книгами (файлами) Александра Зорича от лица самого автора. Магазин расположен по адресу: zorichbooks.com

 

Книги по истории и культуре Средневековья

Друзья

 Магазин электронных книг Александра Зорича
 Писатель Александр Зорич
 X Legio

 

Реклама

 Новый роман Александра Зорича "Пилот-девица": скачай его прямо сейчас оттуда, где лежат все романы серии "Завтра война"

Назад

Назад

В начало разделаВпередВперед
 

 

 


2012 (с) Александр Зорич
Писатель Александр Зорич